Menu
Новая Россия: все в наших руках

Новая Россия: все в наших руках

Навряд ли можно найти более противоречивое явление...

И.К. Пaневкин:   «Всесторонняя защита прав и законных интересов российских соотечественников – один из высших приоритетов внешнеполитической деятельности нашего государства»

И.К. Пaневкин: «Всесторонняя защи…

Тезисы выступления исполнительного директора Фонда...

Выступление Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на заседании Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом

Выступление Министра иностранных де…

Дорогие друзья, Считаем наши встречи прекрасной во...

Солидарность Русского мира - К итогам 21-го заседания Всемирного координационного совета соотечественников

Солидарность Русского мира - К итог…

14­–15 апреля в Москве прошло 21-е заседание Всеми...

Соотечественникам упростили правила возвращения на ПМЖ в Россию

Соотечественникам упростили правила…

Госдума на заседании 4 апреля приняла во втором и ...

Россия – Израиль: «Крайне полезно сотрудничество в области высоких технологий…»

Россия – Израиль: «Крайне полезно с…

Интервью с Генеральным консулом Российской Федерац...

Интервью с А. А. Макаровым

Интервью с А. А. Макаровым

Интервью с директором Департамента МИД РФ по работ...

Интервью с А. А. Макаровым

Интервью с А. А. Макаровым

Интервью с директором Департамента МИД РФ по работ...

Валентина Матвиенко о зарубежных соотечественниках

Валентина Матвиенко о зарубежных со…

Разговор о соотечественниках с главным редактором ...

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С. В. Лаврова

Выступление Министра иностранных де…

Выступление Министра иностранных дел Российской Фе...

Prev Next

Первые русские в Америке

Почти 30 лет на территории современных Соединенных Штатов существовало поселение под российским флагом – Форт-Росс.

29 сентября 1808 года из бухты Новоархангельска (Аляска) вышли два корабля: "Кадьяк" под командованием штурмана Петрова и "Николай" под командованием штурмана Булыгина, принадлежавшие "Российско-американской  компании", основанной в 1799 году. Ивану Кускову, руководившему экспедицией "Кадьяка", было дано задание обследовать берега Калифорнии к северу от Сан-Франциско. При обнаружении подходящего места ему надлежало высадиться и начать постройку форта. 

Судно "Николай" должно было обследовать устье реки Колумбия и основать там другое русское поселение. У мыса Жуан-де-Фука после трех дней борьбы с бурей судно 1 ноября разбилось о прибрежные скалы.
Спасшуюся команду, высадившуюся на берег, атаковали индейцы. Завязалась перестрелка, многие русские были ранены копьями и стрелами. На следующий день моряки решили продвигаться вдоль побережья для воссоединения с командой "Кадьяка". Это путешествие закончилось катастрофически: большинство людей погибли от рук индейцев, попали к ним в плен или умерли, не выдержав наступившей зимы, ранений и трудностей. Только часть команды корабля "Николай" вернулась домой после трехлетнего плена у индейцев, Булыгин с женой умерли в плену.
Судну "Кадьяк" повезло больше. Был уже январь 1809 года, когда Кусков обнаружил прекрасный залив, носящий название "Бодега". Он находился милях в шестидесяти на север от залива Сан-Франциско. Кускову очень понравились и сам залив, и окружающая его местность. Немного севернее он обнаружил устье реки, не имевшей названия, которую он решил назвать "Славян-ка". Несколько дней группа Кускова изучала местность. Земля оказалась вполне подходящей для земледелия, и весь участок побережья с его прекрасным заливом казался идеальным для основания там поселения и базы компании. На берегу залива Бодега была закопана медная доска, на которой было выгравировано: "Земля российского владения", с номером 14. В конце 1809 года "Кадьяк" вернулся в Новоархангельск.
Основание колонии на юге было необходимо для дальнейшего существования и благополучия Новоархангельска. Поселение в Калифорнии должно было стать продовольственной базой для всех поселений компании, чтобы не привозить продукты из далекой Сибири и не полагаться на прибытие кораблей из Охотска, которые часто не доходили до этих берегов.
В начале 1812 года судно "Чириков" вошло в залив Бодега. Местность, выбранная ранее, казалась идеальным для постройки форта. Его решено было расположить на возвышенном месте, имевшем вид плато, которое находилось у подножия гор. Выбранный берег круто поднимался над морем на высоту 120 футов.
Для постройки и освоения форта были отобраны и привезены в Калифорнию опытные плотники, кораблестроители, кузнец, мельник, – всего 20 мастеровых, каждый из которых был опытным специалистом. Кроме того, для охоты на бобров и других животных Кусков прихватил с собой 40 алеутов и байдарки.
Первые тяжелые плахи были установлены 15 марта 1812 года. Стены нового форта выглядели внушительно. Построены они были солидно – из тяжелых, толстых плах, дюймов восемь толщиной и возвышались над землей на 12 футов. Кроме стен, на двух углах были установлены крепкие башни в два этажа – одна семиугольная, другая восьмиугольная. Они слегка выступали вперед, что давало возможность вести наблюдение за подходами ко всем четырем сторанам форта сразу с обеих башен.
11 сентября 1812 года, в день тезоименитства государя, состоялась торжественная церемония открытия нового укрепления. На бумажках написали несколько названий, и Кусков должен был наугад вытащить одну из них. Он вытянул ту, на которой было слово "Росс".
Внутри стен форта к этому времени уже было возведено несколько построек. В углу стояла новенькая часовня, на задней стене которой висела большая икона Спасителя, которую Кусков привез из Новоархангельска. Вдоль восточной стены был построен просторный дом в 6 комнат для правителя форта, а также большой дом для русских промышленных людей. У другой стены построили вместительную казарму, которую намеревались сделать главным складом. Снаружи, за стенами форта разместили несколько изб для алеутов, кузницу, кожевенный завод, пекарню и даже ветряную мельницу.
К весне 1813-го, через год после высадки экспедиции на калифорнийский берег, в Форт-Росс уже насчитывалось девять зданий на внутренней территории, а также был выкопан колодец. Снаружи форта было разбросано еще около пятидесяти построек. Все было сделано, добротно и внушительно.
Кроме крепких стен поселение защищали от индейцев 12 пушек. Часть орудий стояла у ворот, а дула других угрожающе высовывались из амбразур угловых башен.
Вся жизнь форта была поставлена Кусковым по-военному четко, с регулярно сменявшимися часовыми у ворот и снаружи, зорко следившими за подходами к колонии, особенно со стороны гор и леса.
С годами маленькое поселение Форт-Росс разрослось, стало важной промежуточной станцией для захода кораблей "Российско-американской компании". Здесь, в гостях у Кускова побывали прославленные кругосветные мореплаватели – капитаны Головнин, Коцебу и др.
С приездом в форт жены И. А. Кускова Екатерины Прохоровны в колонии вовсю развернулась сельскохозяйственная деятельность. Например, в 1816 году посеянные 14 пудов зерна дали 50-пудовый урожай. В последующие годы были основаны заимки у реки Славянки и в районе залива Румянцева, которые стали приносить еще большие урожаи. У испанских миссионеров были приобретены скот, домашняя птица и семена для посевов. Весьма успешными оказались огороды, и Форт-Росс никогда не имел недостатка в овощах.
История отметила много ярких имен, как звезды промелькнувших на небосклоне Русской Америки: новооткрывателей Америки – именитых и неименитых купцов, отважных мореплавателей, исключительно одаренных и самоотверженных миссионеров, таких как просветитель Аляски, лингвист, знаток якутского, индейского и алеутского языков протоиерей Веньяминов.
Священник Веньяминов (еп. Иннокентий) одно время служил в Якутске, где окрестил около 300 тысяч человек. Он перевел Евангелие на якутский, алеутский и тлинкитский языки.
С 1823 года свт. Иннокентий начал свою миссионерскую деятельность на Аляске, позднее, в 1870 году, возникла Алеутская епархия. В 1829 году Иван Веньяминов ввел для алеутского языка алфавит, основанный на кириллице.
Впоследствии он дослужился до  высшего поста в Русской православной церкви и стал прославленным Митрополитом Мос-ковским Иннокентием.
Крупный вклад в дело управления колонией внес и камергер Резанов, молниеносной кометой промчавшийся через Аляску и Калифорнию и быстро сгоревший в Сибири. История помнит поездку Резанова в бухту Сан-Франциско не столько за своевременное приобретение продуктов для Новоархангельска, сколько за романтический эпизод во время его пребывания там – историю любви с молоденькой дочерью коменданта крепости Сан-Франциско, Кончитой де Аргуэльо.
(Подробности можно прочитать в конце материала. – Прим. ред.)
Вот статистические данные о составе жителей Форт-Росс тех лет. В 1821 году из 175 взрослых жителей колонии русские составляли 24 человека, остальные – креолы (так называли детей, родившихся от русских мужчин и аборигенок Аляски и Калифорнии), алеуты, гавайцы, калифорнийские индейцы племен Мивок и Помос, кадьяки, а также якуты.
Как известно, последние сыграли очень важную роль в освоении Русской империей Сибири, Дальнего Востока, Америки. Якуты поставляли русским экспедициям продовольствие, лошадей как средство передвижения, а также служили проводниками. Находившиеся на Аляске якуты являлись выходцами из Центральной Якутии. Большинство их принадлежало к улусам и наслегам, расположенным на правой стороне реки  Лены, по пути от Якутска к Охотскому морю.
Для поступления на службу "Российско-американской компании" якуты получали разрешение от местной власти. Инородные управы выдавали билеты на право выезда из наслега на определенный срок. По истечении этого срока билеты пересылались Новоархангельской конторой вместе с донесением в главное правление "Российско-американской компании" для замены их новыми. Только в одном документе от 31 августа 1860 года, представляющем собой "Указ Якутского земского суда Ботурусской инородной управе о пребывании якутов на службе Российс-ко-американской компании на Аляс-ке", приведены имена более 20 якутов.  
Шел обмен товарами между жителями Аляски, чукчами и якутами Сибири. Якутские ножи и копья нередко можно было встретить в самой глубине материка Северной Америки. Якуты наравне с русскими терпели все тяготы рискованной жизни в Америке, многие там погибли в 1853 году во время пребывания англо-французской эскадры – возможно, европейские колонизаторы принимали якутов за индейцев.
У якутов был довольно высокий социальный статус: в ведомостях тех времен их имена стоят сразу за именами русских (далее следовали креолы, а уже потом кадьяры  – жители острова Кадьяр и другие аборигены). Таким образом, их заработная плата была выше, чем у креолов и кадьяров. Это объясняется тем, что якуты не были аборигенами Америки – Якутия к тому времени уже 200 лет входила в состав России. Кроме того якуты были хорошо знакомы со скотоводством и разными ремеслами и хорошо изъяснялись по-русски.
Среди документов, хранящихся в Национальном архиве США, обнаружено письмо от 23 марта 1828 года, в котором имеются сведения о найме якутских плотников для работы на Аляске. Все они, а также другие работники попали в Калифорнию через Новоархангельск на Аляске и остров Кадьяк, подписав контракты на службу в "Российско-американской компании". Предположительно, первым якутом, прибывшим в "Русскую Америку", был Логин Захаров. Это произошло в 1816 – 1817 годах. Тем не менее, архивы "Российско-американской компании"  на сей предмет еще недостаточно изучены.
Хотя Форт-Росс сильно разросся и благодаря этому стал важной продовольственной базой для Новоархангельска, но с течением времени и ростом благополучия столицы Русской Америки ее значение уменьшилось. Форт-Росс вырос до своих пределов и, ограниченный с одной стороны водами Тихого океана, а с другой – горами, производить продуктов еще больше не мог. Для расширения его деятельности нужно было выходить на простор земель в районе залива Бодега и долины реки Славянка, а это могло вызвать серьезные осложнения на политической арене.
Руководство было обвинено в недальновидности выбора места для постройки форта. Баранов же и Кусков настаивали на том, что на начальном этапе форт прекрасно выполнял поставленные перед ним задачи. После смерти Баранова и отъезда Кускова на родину, последующие правители дел компании в Америке не приняли никаких мер по расширению владений форта. Директорам компании приходилось считаться с международной обстановкой, которая кардинально изменилась с тех пор, как Резанов совершил свое историческое путешествие в Калифорнию, как изменилось и отношение к захвату земель у испанцев. Однако момент был упущен: с ослаблением испанского влияния в Калифорнии произошло усиление авторитета молодых Штатов Америки. Основание Форт-Росс, сведения о котором достигли испанцев в Монтерее и Сан-Франциско, стало для них страшным ударом. Много времени заняла дипломатическая переписка и взаимные обвинения.
Неожиданно британское правительство признало независимость Мексики и ее новое руководство. Теперь не шло и речи о каких-то территориальных уступках. Россия не только потеряла исключительную возможность распространить свое влияние на Калифорнию, но еще и Мексика почти сразу же стала требовать, чтобы "Российс-ко-американская" компания свернула свою деятельность в Форт-Росс. Был поставлен вопрос о его ликвидации и уходе русских из Калифорнии.
В 1841 году Форт-Росс, самый дальний форпост компании, был продан швейцарцу Сутлеру. Форт перестал быть русской колонией, и все его служащие были перевезены в Новоархангельск. Этим актом была вписана последняя страница в эту историю. Таким было решение Российского правительства. Закончилась славная эра покорения Северной Америки храбрыми и мужественными людьми – российскими подданными.
В 1867 году русские владения в Америке были проданы Соединен-ным Штатам Америки за 7 млн. 200 тысяч долларов (или 11 млн. рублей). 18 октября на территории резиденции Русской Америки (в Новоар-хангельске) была проведена церемония передачи Аляски Соединенным Штатам.
Ныне Новоархангельск носит название Ситка. Форт Росс существует и сейчас, практически в первозданном виде, но уже в качестве исторического парка, и открыт для свободного посещения туристами. Там работает музей, постройки и сама крепость отреставрированы, раз в год на территории форта проводится фольклорный праздник.
Прошли годы... Сглаживается, стирается, уходит в прошлое все, что связано с событиями тех лет, но не надо иметь большое воображение, особенно глядя на форт с прилегающих холмов, чтобы представить себе то, что происходило в те времена, и людей, когда-то создававших русскую историю на этом кусочке суши на самом краю Северной Калифорнии.

 

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ 

С созданием Форт-Росс связана романтическая и грустная история, легшая в основу сюжета рок-оперы Алексея Рыбникова "Юнона и Авось". Идея создать сельскохозяйственную колонию для снабжения Аляски хлебом родилась в умах владельцев "Русско-американской" компании. Ее главным придворным лоббистом был граф Николай Резанов, действительный статский советник, камергер и зять основателя компании Григория Шелихова.
Деловые интересы графа совпали с личными: он овдовел, тяжело переживал утрату и был не прочь сменить обстановку. Резанов отплыл из столицы русской Аляски, Новоархангельска, на торговом паруснике "Юнона", купленном у американцев. Заложенный по его распоряжению бриг "Авось" еще достраивался и в походе не участвовал, зато Резанов на обратном пути плыл на нем из Новоархан-гельска в Охотск.
43-летний русский вельможа и 16-летняя дочь коменданта города Кончита Аргуэльо, первая красавица Калифорнии, полюбили друг друга.  Состоялась их помолвка. От знакомства до разлуки прошло всего шесть недель. Резанов объявил, что должен получить разрешение на брак от своего императора, и отправился в дальний путь. Некоторые исследователи, ссылаясь на участников экспедиции, пишут, что Резанова посещала и вовсе авантюрная идея: сделаться зятем коменданта, убедить испанских чиновников и офицеров отколоться от слабеющей метрополии, объявить Калифорнию русской колонией, а потом стать ее губернатором.
Путешествуя через Сибирь, граф заболел и умер в Красноярске. Кончита много лет ждала его, отвергла несколько предложений и в конце концов постриглась в монахини под именем сестры Доминики, посвятив остаток жизни проповеди Евангелия среди индейцев. Кончита Аргуэльо хранила любовь до гроба.
Между тем со своей миссией Резанов справился блестяще. Сыграло какую-то роль его сватовство или нет, но испанские власти, крайне отрицательно относившиеся к любой деятельности иностранцев в своих заморских владениях, дали разрешение.
 

Марина Яковлева

Наверх

для просмотра всех выпусков журнала щелкните здесь

Шире круг N5 2014

Шире круг N4 2014

Шире круг N3 2014

Шире круг N2 2014

Шире круг N1 2014

Шире круг N6 2013

Шире круг N5 2013

Шире круг N4 2013

Шире круг N3 2013

Шире круг N2 2013

Шире круг N1 2013