Menu
Поздравление с 9 мая от А.А.Макарова

Поздравление с 9 мая от А.А.Макаров…

Дорогие соотечественники! Сердечно поздравляю вас...

Интервью с А.А.Макаровым

Интервью с А.А.Макаровым

 Интервью с А.А. Макаровым, директором Департамен...

О заседании Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом

О заседании Правительственной комис…

24 декабря в Министерстве иностранных дел Российск...

Имена в российских загранпаспортах пишут по-новому

Имена в российских загранпаспортах …

В последнее время произошли изменения в правилах т...

Новая Россия: все в наших руках

Новая Россия: все в наших руках

Навряд ли можно найти более противоречивое явление...

И.К. Пaневкин:   «Всесторонняя защита прав и законных интересов российских соотечественников – один из высших приоритетов внешнеполитической деятельности нашего государства»

И.К. Пaневкин: «Всесторонняя защи…

Тезисы выступления исполнительного директора Фонда...

Выступление Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на заседании Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом

Выступление Министра иностранных де…

Дорогие друзья, Считаем наши встречи прекрасной во...

Солидарность Русского мира - К итогам 21-го заседания Всемирного координационного совета соотечественников

Солидарность Русского мира - К итог…

14­–15 апреля в Москве прошло 21-е заседание Всеми...

Соотечественникам упростили правила возвращения на ПМЖ в Россию

Соотечественникам упростили правила…

Госдума на заседании 4 апреля приняла во втором и ...

Россия – Израиль: «Крайне полезно сотрудничество в области высоких технологий…»

Россия – Израиль: «Крайне полезно с…

Интервью с Генеральным консулом Российской Федерац...

Prev Next

Наследие земли русской

Беседа с профессором университета «Мемориал» в городе Сент-Джонс (Канада), доктором филологических наук Джоном Стюартом Дюррантом, почетным консулом РФ в Ньюфаундленде и Лабрадоре.

С 5 по 6 августа 2012 года в Бежаницах состоялись философовские чтения «Культурное наследие Философовых. От пушкинских времен до „Мира искусства”». Мероприятие посвящено 140-летию со дня рождения Дмитрия Владимировича Философова.

 Род Философовых очень древний. Его родоначальником был Марк Христофорос Македонянин или Марк Философ, приехавший на Русь во времена Владимира Святого – крестителя Руси. Воины, дипломаты, чиновники разных рангов, ученые и деятели культуры – Философовы строили, создавали, защищали свое государство Россию на протяжении столетий. Через судьбы представителей этой фамилии можно проследить всю историю России. Среди имен «бежаницкой» ветви могучего дворянского рода Философовых имена с мировым признанием, составляющие славу России и Псковского края.
В программе чтений были заслушаны 18 докладов ведущих литературоведов, историков, деятелей науки и культуры Пушкиногорья, Пскова, Вологды, Самары, Санкт-Петербурга и Москвы. Во второй день состоялся круглый стол по подведению итогов мероприятия. А в заключение в деревне Красное Солнышко, где располагается старинная усадьба Философовых, прошел фольклорный праздник, который в этом году совпадает с 175-летием со дня рождения Анны Павловны Философовой.
Постоянным участником конференций является профессор университета «Мемориал» в городе Сент-Джонс (Канада), доктор филологических наук, почетный консул РФ в Ньюфаундленде и Лабрадоре Джон Стюарт Дюррант и его студенты.

– Профессор Дюррант, восьмой год вы являетесь почетным гостем философовских чтений, проходящих традиционно в Бежаницах в селе Богдановском Псковской области – бывшем родовом поместьи Философовых, старинного дворянского рода, ставшего некоей квинтэссенцией русской культуры.
Какие изменения произошли за эти годы?
– С чего начать?.. Есть только одна личность на свете белом, о деятельности которого можно сказать, что если говорить подробно, то и весь мир не вместит написанных книг. Но, коли постараться ответить, касаясь множества деталей одной из моих любимых тем, нам потребуется несколько часов и полный двухведерный самовар, так что позвольте мне затронуть только некоторые подробности, так сказать неформально…
Несколько десятилетий назад племянница Дмитрия Философова Зинаида Александровна Ратькова-Рожнова попросила меня об услуге, тем самым поставив передо мной две непростые задачи: найти могилу ее дяди и посетить Богдановское. Ей  было тогда около восьмидесяти (к слову сказать, дожила она до 100). Могилу без надгробия я обнаружил в Варшаве, знакомые поляки поставили на том месте памятный крест.
В самом начале 90-х годов, конечно, никто не писал о Философовых, и я искренне рад, что теперь это не так. Мои скромные труды на сей ниве дали благодатную почву для литературных исследований и даже публикаций некоторых известных популяризаторов за пределами Канады, пусть даже эти достойные пахари чужого поля и не делают сносок на публикации такой малозаметной персоны, как ваш покорный слуга. Перефразируя, скажем: «Велик пусть будет Философов, пусть гибнут наши имена».
Вы спрашиваете о произошедших изменениях… Поезда и теперь идут по той же самой железной дороге. Но для многих Богдановское – все еще мистическое место, которое нелегко найти даже при помощи системы GPS. А ведь именно это место было, так сказать, «дворянским  гнездом», где в летнее время собирались интеллигенты того времени, и в их умах зарождались идеи и создавались произведения, известные теперь культурным людям по всему свету.
Ваш вопрос тем более интересует меня, потому что он является отражением более сложного процесса. Мне кажется, сейчас существует проблема в России касательно прошлого и потери исторической памяти, особенно после падения СССР. Принципы, основанные на исторической памяти нужны, вернуться к прошлому невозможно, пересоздать то, что было уничтожено тоже нельзя, и возможность отрицать советскую эпоху и ее наследие, как не существовавшую, тоже вредная иллюзия. Нужно смириться с историей для того, чтобы история функционировала как фактор национальной идентичности.
– Профессор, широта ваших академических знаний всемирно известна. Однако большая часть научных интересов связана с русским Серебряным веком, историей объединения “Мира искусства”; и, по вашему утверждению, многолетние кропотливые изыскания посвящены творчеству и жизни Дмитрия Владимировича Философова – наиболее масштабной фигуры этого рода, известность которой выходит за пределы России. Пожалуйста, расскажите о его родословной. Уверена, вам есть что-то необычное, только вам известное поведать читателям.
– Еще недавно трудно было представить, что имя писателя зазвучит так громко. И сейчас все больше говорят о разного рода годовщинах, памятных датах с этим связанных. Ранее имя Философова встречалось только в беглых примечаниях, скупо характеризующих его термином «редактор примитивной антисоветской печати», хотя ценность его как человека литературы и культуры вполне очевидна, как и его роль «катализатора» в развитии литературно-художественных процессов России.
Благодаря племяннице Дмитрия Владимировича, мне выпало счастье первым прикоснуться к некоторым неизвестным дневникам, автобиографическим заметкам и журналам более чем через 40 лет после его кончины. Ведь не только на Родине, но и в любимой им Варшаве, давшей ему приют, даже намека на некролог после его смерти не удалось найти не только в открытом виде, но и в народной библиотеке.
По поводу его родословной, мои коллеги в России имеют доступ к архивам, касающимся всего рода. Ну, хорошо.., вот хотя бы несколько эпизодов:
…когда, например, известный российский академик работал над полным собранием сочинений творчества Зинаиды Гиппиус в 1999 году, он позвонил мне и задал вопрос, есть ли у меня информация о трех юношах, о которых Гиппиус написала в своих знаменитых стихах «Три сына, три сердца» в июле 1918 года. Стихи посвящены сестре Дмитрия Владимировича, которая, кстати, иммигрировала в Канаду. Хотя племянница Дмитрия Владимировича вспоминала Гиппиус очень смутно при их встречах в Петрограде, в Париже она запомнила ее относительно хорошо, и о стихотворении она говорила (перефразирую), что... идиллическая атмосфера ранних лет растаяла – как и не бывало, когда на семью страшным, не вмещающимся в сознание грузом свалилось известие о том, что Дмитрий (следует добавить, он был любимцем и крестным сыном Дмитрия Владимировича) был убит в бою под Ковелем 20 сентября 1916 года. В течение следующих лет старшие братья – рыцари  белого дела погибли:  Владимир, двадцатипятилетний капитан, был убит 9 февраля 1918 года под Ростовом, а менее чем через полгода и штабс-капитан Николай, двадцатисеми лет от роду, был убит, как сказано в официальном уведомлении, 20 июля 1918 года. Зинаида Александровна хранила до конца жизни документ о смерти своих братьев, подписанный двумя генералами, – единственный осязаемый горький сувенир о них. Есть много подробностей о личной жизни Дмитрия Владимировича, особенно в Польше, о которых напишу когда-нибудь, может быть, в обозримой перспективе.
Интересный, совсем неизвестный момент касается знакомства с гением (пожалуй) Гарольда Вилльямса, одного из самых красочных персонажей русской жизни в начале ХХ столетия. Вильямс был другом (я употребляю этот термин в широком смысле) Льва Толстого, Герберта Уэллса, Льва Троцкого и Антона Деникина, либералов всех оттенков, от аспидно-черного Троцкого до небесной синевы Уэллса. Его жена (и я снова использую этот термин в широком смысле) не менее известна и колоритна: Ариадне было предложено написать официальную биографию Анны Павловны Философовой. Интересная пара часто  встречалась с Дмитрием Владимировичем и его сестрой Зинаидой, которой посвящено упомянутое мною ранее стихотворение Гиппиус; Дмитрий Владимирович поддерживал связь с ними.., я уверен, что, когда они встречались, происходили настоящие интеллектуальные баталии: оба они были политическими активистами и одаренными интеллектуалами.
Что касается жизни Дмитрия Владимировича в эмиграции, пожалуй, это может интересовать читателей… Как известно, свои последние двадцать лет жизни он провел в Польше. Его друг и единомышленник Юзеф Чапски рассказывал мне: «Дмитрий Владимирович ежедневно писал несколько писем и вел личный дневник. Работая неистово, вкладывая все силы и душу, он постоянно думал о России...»
Порой отчаянье захлестывало его, особенно в варшавские годы жизни, когда он пытался подвести итоги безнадежной, как иногда казалось, борьбы. Он был принципиальным противником большевистского режима, так же как и царского, впрочем. Гиппиус и Мережковский постоянно были в связи с ним и на расстоянии старались поддержать Диму (как они его называли). В статьях, написанных в последние годы его творчества, Философов пытался поднять эмигрантов, сплотить их. Но основная масса была пассивна тогда; Философов дал определения, разделяя беженцев и эмигрантов на два социума, дав им свои собственные определения . Беженцами он считал людей переехавших только из экономических соображений в результате хаоса массовой эвакуации. Настоящие эмигранты, по мнению Философова, – это борцы за идею, которые оставили свою порабощенную Родину из соображений несовместимости менталитета в создавшихся обстоятельствах. Возможно, сейчас бы они назывались беженцами совести, вот такие беженцы из Бежаниц…
– В статье Эльвиры Дажунц в разделе «Страницы истории Петербурга» можно прочитать: «Поместье Богдановское, образцовое по тем временам хозяйство, с парком, устроенным «по-версальски», с богатейшей коллекцией живописи, бронзы и фарфора, притягивало к себе множество просвещенных людей. Бывал здесь и Пушкин – его Михайловское было в нескольких десятках километров отсюда. Хозяйке Богдановского Марии Матвеевне (урожденной Рокотовой) поэт посвятил вот это милое стихотворение, которое записал на крышке ломберного столика: „Она таинственно молчала. / И он таинственно молчал./ Она ни слова не сказала, / Он ничего не отвечал. / И наконец с мольбой во взоре / Она промолвила ему: / «Мой друг, об этом разговоре / Не говорите никому”».
Конечно, столик не сохранился, и усадьба была разрушена. И это печальные страницы государства российского. Но мы беседуем с вами в наши дни, когда пусть медленно, пусть спустя долгие годы, но все же возрождается память о тех, кто оставил свой неоценимый культурный след.
Как выглядит сейчас это место?
– Даже с большой натяжкой я не пушкинист. Да, эти строки звучат для меня как стихи Александра Сергеевича...  Существуют такие почти поэтические предания, легенды о его визитах в Богдановское, Михайловское и Тригорское – только за углом, и через поле. Известно, что в июле 1825 года в Богдановском бывал Пушкин.
В ответ на ваш вопрос «Как это место выглядит?» могу сказать, в поэтическом контексте, который вы только что упомянули... – это выглядит точно так же, как и в реальности. Но если я добавлю еще немножко Пушкинианы… кажется, мои предположения не безосновательны.
О Марии Матвеевне  Рокотовой, кстати, я не знаю статью, которую вы цитируете… Но я могу сказать кое-что и о ней. Она вышла замуж за Дмитрия Николаевича Философова, который скончался в 1863 году, это дедушка Дмитрия Владимировича. И вот, это возвращает нас к известному пруду в форме вензеля буквы Ф. Сам Венецианов со своими учениками неоднократно гостил в Богдановском и, кажется в 1823 году, написал портрет хозяйки дома – Марии Матвеевны. Кстати, эта картина из коллекции Философовых висит в Третьяковской галерее; так что вы можете увидеть Марию Матвеевну и ее безмолвный, я бы сказал, чувственный, влекущий взор, как будто говорящий с тем, кто смотрит на портрет.
Раньше я упомянул Ариадну Тыркову… Работая над книгой памяти Анны Павловны, Ариадна Владимировна обнаружила в ломберном столике выцарапанную поэтом надпись А. С. Пушкина.., много таких моментов в Богдановском.., оно дышит романтикой истории.
Но если говорить про Пушкина и Философовых подробно, нам понадобится еще одна встреча, самовар и третья собеседница – «вдова Клико», любимый напиток Пушкина. Дмитрий Владимирович и его сестра Зинаида помнили, что их мать (Анна Павловна, тогда в изгнании) встречалась с дочерью Пушкина в Висбадене.., т. е. это была Наталья Александровна фон Меренберг… 
А дочь Зинаиды (племянница Дмитрия Владимировича) рассказывала мне, что она с матерью были в близких отношениях с Натальей Александровной в Париже, после эмиграции; а также общались с ее дочерью (т. е. внучкой Пушкина) графиней Софией фон Меренберг. Племянница Дмитрия Владимировича вспоминала довольно хорошо встречи с внучкой Пушкина в Англии и Франции, поскольку именно она в 1891 году вышла замуж за великого князя Михаила Михайловича, внука императора Николая Павловича, и этот брак был признан морганатическим скандалом. И так как ей не разрешалось делить имя и титул своего мужа, королева Виктория дала ей титул Countess de Torby… по ее родственным связям с действительным маркизом Милфорд-Хейвен.
Извините, я отошел от вашего вопроса. Однако, он нравится мне еще по одной причине. Люди теряют историческую память пропорционально тому, как образование становится анти-интеллектуальным из-за компьютеризации и телефонизации нашей действительности….
Мы в нашей быстротекущей жизни не обращаем внимания на эти аспекты, aспекты деталей, фактов, слов и т. п., связанных психологически тонкой интонационной нюансировкой. Попытка понять эти тонкости позволяет увидеть жизнь людей минувшего более осязаемо, с привлечением всех чувств, свойственных нам как homosapiens. И тогда мы начинаем осязать этот неуловимый аромат прошлого. 
– Но давайте, профессор, пройдемся по некоторым адресам проживания семьи Философовых в Санкт-Петербурге. И первый адрес – набережная реки Мойки 96, где в казенных квартирах в 1881 году Анна Павловна проживала с мужем. Семья занимала большую казенную квартиру рядом с Юсуповским дворцом, в парадных покоях которой можно было устраивать благотворительные вечера на 300–400 человек. На этих знаменитых собраниях, где бывал цвет Петербурга, читали свои произведения Плещеев, Майков, Некрасов, Тургенев, Достоевский… Спустя несколько десятилетий Александр Блок так опишет эти вечера: «Был общества отборный цвет./ Больной и грустный Достоевский / Ходил сюда на склоне лет / Суровой жизни скрасить бремя. / И ректор университета, / Бывал ботаник здесь Бекетов, / И многие профессора,/ И слуги кисти и пера./ К ней также из семьи моей / Всех трех возили дочерей…»
Интересно, что именно в доме Философовых  встретились будущие родители Александра Блока: «меньшая дочь» Бекетовых и Александр Львович Блок – «один ученый молодой», о котором Достоевский тогда сказал хозяйке: «Похож на демона!»
 «…Вмещал немало молодежи /Ее общественный салон: / Иные – в убеждениях схожи, / Тот – попросту в нее влюблен, / Иной – с конспиративным делом... / И всем нужна она была. / Все приходили к ней, – / и смело / Она участие брала./ Во всех вопросах без изъятья, /  Как и в опасных предприятьях...» (Эльвира Дажунц, «Страницы истории Петербурга»).
– Я не могу удержаться от легкой улыбки… Извините, я вспоминаю нашу беседу, опубликованную в вашем рождественском номере, когда я пожелал вам много петербуржского романтизма и т. д. Я вижу, что мое пожелание полностью исполнилось: у вас особенно  романтическая позиция во многом, если не мировоззрение. Но не забудем, что «Возмездие» Блока, которое вы цитируете, изображает борьбу между противостоящими силами, исторические катастрофы, военные конфликты и философские, мифологические оппозиции, к тому же эмоциональное потрясение и смерть.
Да, там находилась громадная казенная квартира в здании бывшей военносудебной коллегии, которая в то время занимала целый квартал вместе с церковью и кадетским корпусом. И вы правы, именно в этой квартире были концерты и балы, и чтения Достоевского, Тургенева и многих других, гостеприимство на царском уровне в знаменитой синей гостиной, и все, что заставляет романтические сердца русских кисейных барышень биться быстрее; причем, рядом с Юсуповским дворцом(!)…
Для меня лично этот адрес является одним из тех семиотических архитектурных курьезов в Санкт-Петербурге, которые символизируют множество несовместимых оппозиций, важных для понимания истории и, пожалуй, будущего России. По адресу на Мойке надо было подняться по грандиозной лестнице: справа был рабочий кабинет отца Дмитрия Владимировича, где он принимал представителей высших бюрократических кругов, приближенных ко двору, высоких представителей власти империи, где он оформлял императорские указы на смертную казнь и всякие строгие наказания; а по иронии судьбы, через коридор, Анна Павловна принимала своих гостей – да не только писателей, но и многочисленных разночинцев, связанных с самыми революционными и радикальными  общественными движениями всех видов: социалисты, народники, представители «свободной нравственности», «чайковцы» и коммунисты (да, это слово использовалось в то время), представители женской эмансипации, атеисты и те самые люди, в память о которых большевики пару десятилетий спустя «крестили» бульвары, площади и метростанции (коллективное название тогда для всех вышеупомянутых – «кинжальники»). Именно в это время резче обозначились все противоречия в русской общественной жизни. Надо сказать, и вся история того времени в России покоится на курьезах, совпадениях, стечениях и несоответствиях, припомните хотя бы квартиру патриота и безусловно влюбленного в государя Федора Михайловича Достоевского и мастерскую по изготовлению террористами бомб – на той же лестничной клетке напротив.
В настоящее время комплекс зданий принадлежит Военному транспортному университету железнодорожных войск. Здание охраняется военными, и для обозрения оно недоступно, так что рекомендую продолжить прогулку... Кстати, кафе «Идиот» всего в нескольких шагах далее.., или можете зайти в бар во дворце Юсуповых на бокал мадеры...
– И вот следующий адрес – Галерная, 12...
В июле я с группой соотечественников, желающих повидать Петербург, останавливалась  в гостинице «Счастливый Пушкин», расположенной на той же Галерной улице, но в доме 53. Я всегда с волнением готовлюсь к этим поездкам, и в незабываемые белые ночи бродила с гостями города по этим историческим местам. Благодарю вас за сопричастность к творческому вдохновению….
– Пожалуйста. Великодушно позвольте мне прервать вас, София...  Еще  немного погуляем здесь… Когда вы сказали «творческое вдохновение» – вот это правильный адрес... На Галерной улице квартира была более скромная, но интересно, что Александр (Шура) Бенуа, часто посещавший «Диму» тогда, в своих «Воспоминаниях» подробно описывает эту квартиру и особую атмосферу жизни там. Когда вы начали интервью, вы сказали, что Философовы были квинтэссенцией русской культуры. Бенуа согласен с вами, кстати, признается (и я перефразирую), что благодаря этой стародворянской семье он стал любить самую суть русской жизни, сошелся с Димой, а через него – с Сергеем Дягилевым, открывал пресловутую «русскую душу»... Конечно, это не просто клише для Бенуа.
В этом доме проходят юношеские годы Димы и его сестры Зинаиды, сюда приезжает из Перми юный кузен Сергей Дягилев, и здесь собираются гимназические друзья на заседания «Общества самообразования», т. е. в последствии – объединение «Мир искусства». Эта квартира на одной из самых старых улиц в Петербурге, начинается от арки здания Сената и Синода на площади Декабристов и заканчивается у Новоадмиралтейского канала…
– Мне очень легко представить себе эти места. Это мой район, где я родилась, и прошло мое детство, юность, зрелые годы... Видимо, действительно надо оказаться вдали от Родины, чтобы воистину прочувствовать гордость и величие культурного пласта России.
Уважаемый профессор Дюррант, я весьма ценю возможность беседовать с такими учеными как вы, на протяжении нескольких лет являющимся самоотверженным автором интереснейших, поистине энциклопедических, разносторонних материалов, всякий раз вызывающих широкое обсуждение.
– Благодарю и вас за интересный разговор и позвольте в завершение озвучить еще одну мысль...
Национальная идентичность должна опираться на твердые ценности, юбилеи создают и укрепляют эти ценности. Юбилеи – торжественное напоминание о людях и событиях, ставших образцами для подражания новому поколению российских граждан, идеалами поведения, обогатившими национальную жизнь и культуру.
Дмитрий Владимирович Философов, как и его кузен Сергей Дягилев и его мать Анна Павловна Философова, иллюстрирующие благородные качества духовно-интеллектуальной элиты русского народа, являются яркими примерами истинных патриотов, достойных остаться в памяти потомков на долгие годы. Где-то в глубине души, надеюсь, что через сто или даже двести лет, россияне будут воспринимать теперешнее поколение с тем же почтением и уважением, с которым мы относимся к Философовым, юбилеи которых отмечаются в этом году. Мы этого скорее всего не узнаем никогда. Но память и мудрость русского народа все расставит по своим местам, а неумолимое время покажет, кто есть кто и кто был кем для русской истории, культуры и литературы.
– Сердечное спасибо за беседу, за беспредельную любовь к русскому наследию, за вашу бескорыстную помощь в подготовке данного интервью и желание поделиться своими безграничными знаниями и эрудицией!
Вы, профессор, заслуженно можете носить престижную российскую награду, полученную в прошлом году из рук президента России Дмитрия Медведева – медаль имени Александра Сергеевича Пушкина «За заслуги в сохранении и популяризации русского языка за рубежом».

София Дмитриева-Товмасян,
издатель и главный редактор журнала Санкт-Петербург, Канада
www.spbmagazine.ca 

Наверх

для просмотра всех выпусков журнала щелкните здесь

Шире круг N1 2016

Шире круг N2 2016

Шире круг N3 2016

Шире круг N6 2015

Шире круг N5 2015

Шире круг N4 2015

Шире круг N3 2015

Шире круг N2 2015

Шире круг N1 2015

Шире круг N6 2014

Шире круг N5 2014

Шире круг N4 2014

Шире круг N3 2014

Шире круг N2 2014

Шире круг N1 2014

Шире круг N6 2013

Шире круг N5 2013

Шире круг N4 2013

Шире круг N3 2013

Шире круг N2 2013

Шире круг N1 2013