Menu
Поздравление с 9 мая от А.А.Макарова

Поздравление с 9 мая от А.А.Макаров…

Дорогие соотечественники! Сердечно поздравляю вас...

Интервью с А.А.Макаровым

Интервью с А.А.Макаровым

 Интервью с А.А. Макаровым, директором Департамен...

О заседании Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом

О заседании Правительственной комис…

24 декабря в Министерстве иностранных дел Российск...

Имена в российских загранпаспортах пишут по-новому

Имена в российских загранпаспортах …

В последнее время произошли изменения в правилах т...

Новая Россия: все в наших руках

Новая Россия: все в наших руках

Навряд ли можно найти более противоречивое явление...

И.К. Пaневкин:   «Всесторонняя защита прав и законных интересов российских соотечественников – один из высших приоритетов внешнеполитической деятельности нашего государства»

И.К. Пaневкин: «Всесторонняя защи…

Тезисы выступления исполнительного директора Фонда...

Выступление Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на заседании Всемирного координационного совета российских соотечественников, проживающих за рубежом

Выступление Министра иностранных де…

Дорогие друзья, Считаем наши встречи прекрасной во...

Солидарность Русского мира - К итогам 21-го заседания Всемирного координационного совета соотечественников

Солидарность Русского мира - К итог…

14­–15 апреля в Москве прошло 21-е заседание Всеми...

Соотечественникам упростили правила возвращения на ПМЖ в Россию

Соотечественникам упростили правила…

Госдума на заседании 4 апреля приняла во втором и ...

Россия – Израиль: «Крайне полезно сотрудничество в области высоких технологий…»

Россия – Израиль: «Крайне полезно с…

Интервью с Генеральным консулом Российской Федерац...

Prev Next

Россияне – это звучит гордо!

Говоря о вопросах социального страхования, пенсионного обеспечения и профсоюзной защиты рабочих Российской Федерации, мы не часто вспоминаем о том, как  обстоят дела с социальной защитой таких же россиян, как мы, но проживающих за рубежом. Речь идет о наших соотечественниках, российской диаспоре, представленной в общей сложности 30 млн человек (для сравнения, по предварительным данным Всероссийской переписи населения, проведенной с 14 по 25 октября 2010 года, в России сегодня проживает 142,9 млн человек). Это вторая по численности диаспора в мире после 80-миллионной китайской, далее следуют 20-миллионные индийская и польская. Однако стоит отметить, что само понятие «диаспора» в отношении российских соотечественников применять на сегодняшний день еще не совсем уместно. Дело в том, что «диаспора» подразумевает собой организованное и структурированное сообщество, каковым зарубежная российская община пока не является.

 Таково экспертное мнение директора Департамента по работе с соотечественниками за рубежом, ответственного секретаря Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом А. В. Чепурина: «Говорить о россиянах за рубежом как о диаспоре, тем не менее, допустимо, отдавая себе при этом отчет в том, что под диаспорой следует понимать нечто большее, чем просто совокупность людей, говорящих на одном языке и имеющих схожие культурные и духовные корни». 
Не совсем корректно употреблять по отношению к представителям российской зарубежной общины и распространенное собирательное «русские», что характерно прежде всего, конечно, для иностранцев и объясняется главным образом русским языком, на котором говорит подавляющее большинство наших соотечественников за рубежом: «говорят на русском – значит русские». Однако Россия – государство многонациональное, и несмотря на то что русские являются доминирующей национальностью, проживающей на территории нашей страны, и составляют около 80 % ее населения, тем не менее нашими соотечественниками за рубежом являются не только исконно русские люди, но и все, кто связан с историей Российского государства, кто несет в себе черты российской цивилизации.
В то же время зафиксированное в действующем Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» 1999 года декларативное причисление к соотечественникам всех лиц, состоявших в гражданстве СССР (то есть украинцев, белорусов, молдаван и т. д.), также не соответствует сегодняшним реалиям и нуждается в уточнении. Скорее, российскими соотечественниками за рубежом правильнее было бы считать «выходцев из России», хотя, конечно, вопрос этот очень сложен. Поэтому в настоящее время ведется работа над разработкой нового законопроекта о соотечественниках, где особый упор делается на то, чтобы конкретизировать, «сузить» понятие «соотечественник за рубежом».
Но разумеется, что такой огромной российская зарубежная община стала только после распада СССР, когда миллионы русскоговорящих людей, ранее проживавших на территории единого государства, в одночасье превратились из сограждан в соотечественников. Обращаясь к цифрам, на территории стран СНГ сейчас проживает около 14 млн наших соотечественников, то есть примерно половина (!) от общего числа современной российской зарубежной общины.
Впрочем, с распадом СССР, и даже немного раньше, значительная часть наших бывших сограждан направилась и по стопам «классической» российской миграции, т. е. на Запад, и прежде всего, конечно, в Европу. Несомненно, Россия – двуглавый орел, сфера интересов которого простирается по обе стороны нашей необъятной родины. Но все же, обращаясь к многовековой истории нашего государства, нельзя не признать, что с Европой нас всегда связывало и связывает гораздо больше, чем со странами Азии, Африки и даже Америки.
История российской эмиграции в европейские страны насчитывает уже почти тысячелетнюю историю. Начиная со времен Ярослава Мудрого, чья дочь Анна в XI веке стала королевой Франции, российские правители заключали политические браки с наследниками европейских династий с целью укрепления связей России с Европой. При этом интересен тот факт, что собственно за историческим браком Анны Ярославны и французского короля Генриха I в 1051 году стояло вовсе не желание Ярослава Мудрого найти заморского князя для своей дочери, а совсем наоборот.
Генрих I, искренне желая найти себе в жены девушку, которая бы являлась воплощением красоты и мудрости, отправил своих посланников искать такое «чудо» по всей Европе, но найти его они смогли не где-нибудь, а в Киеве, столице недавно крещеной Руси. Таким «чудом» и оказалась Анна Ярославна, известная своим благочестием, красотой и прекрасным образованием (уже в юности она знала греческий язык и латынь). Став королевой Франции, Анна стала принимать самое активное участие в государственных делах. Cлух об этом дошел до Папы Римского, который был настолько удивлен политическими способностями молодой королевы, что лично направил ей благодарственное письмо, где хвалил за добродетельное исполнение королевских обязанностей в христианском государстве. Все последующие короли Франции были потомками Анны Ярославны. Несомненно, история Анны Киевской или Анны Русской, как ее называли во Франции, была увековечена в истории во многом благодаря красоте, уму и благочестию этой женщины, о которых оставлено столько свидетельств в истории. А в XX веке это имя было запечатлено и в широко известном литературном произведении российского эмигранта «первой волны», поэта и писателя А. П. Ладинского.
Но мало кто знает, что веху в российско-европейских отношениях заложила не она, а ее отец, сам Ярослав Мудрый, женившийся в 1019 году на дочери короля Швеции Ингегерде, в крещении названной именем Ирина. И не только Анна, но почти все их дети также породнились с европейскими династическими дворами: польским, австрийским, греческим, германским, норвежским, венгерским и, соответственно, французским.
Вот так Россия уже в XI веке глубоко пустила корни на европейской территории, понимая всю важность укрепления связей с этим регионом, при том что собирание российских земель вокруг Москвы и собственно формирование единого Российского государства завершилось только на рубеже XV–XVI веков. Пережив смуту и окончательно восстановив государственность, Россия уже не просто торговала с Европой и укрепляла династические связи, но и впервые начала влиять на европейскую политику.
Активное участие России в перекраивании политической  карты Европы началось при Петре I и достигло своего апогея при Екатерине II, когда наша страна превратилась в одну из могущественнейших мировых держав. А победоносная политика России в войне с Наполеоном сделала ее одной из трех ведущих стран мира, наряду с Великобританией и Австрией. Европа уважала Россию и считалась с ней на равных, даже не взирая на то что крепостное право в России было отменено только в 1861 году, когда, например, во Франции к тому времени уже почти столетие как отгремела Великая французская революция.
При этом число династических браков не переставало расти, а в середине XVIII века вообще стало отличительным явлением российской истории. Европейские монаршие дворы, как и в XI веке, считали за честь породниться с российским императорским домом.
Однако присутствие россиян в Европе не ограничивалось исключительно династическим представительством: торгово-экономические отношения уже давно были положены на прочную основу, а начиная с XVIII–XIX веков в Европу поехала и российская интеллигенция – ученые, врачи, писатели, художники, поэты и музыканты. Столетие за столетием Россия укрепляла свои позиции в мире, завоевывая все большее уважение со стороны европейских государств. С уважением и пониманием отнеслась Европа и к так называемым трем волнам российской эмиграции XX века, которые принято рассматривать в соответствии со следующей периодизацией: 1917–1922, 1945–1949 и 1970–80 годы. Стоит отметить, что данное временное деление российской миграции XX века совершенно не совпадает с делением смысловым, поскольку первая волна несла в себе совершенно особый культурно-исторический смысл.
Ее представители, большинство из которых стали эмигрантами по принуждению, вообще не считали себя таковыми. Это были дипломаты, предприниматели, военные, но главным образом – интеллигенция, которую советская власть в 1922 году за политический нейтралитет приравняла к «врагам народа». Им дали возможность уехать, но без права возвращения под угрозой расстрела. Трудно после этого называть их «беглецами», правда?  Выдающиеся представители российской науки и искусства вынуждены были мигрировать на Запад, и прежде всего – в Европу, и не только потому, что Европа была им близка по уровню социального и интеллектуального развития, но и потому, что она территориально близка к России. Из Европы мигрировавшей российской интеллигенции представлялось удобнее всего неотступно следить за тем, что происходит на родине, чтобы не упустить момент, когда советская власть даст слабину и можно будет вернуться и восстановить все на своих местах. И несмотря на то что с каждым годом Cоветы все более упрочняли свои позиции, представители этой первой волны не теряли надежду на то, что рано или поздно прежняя Россия вернется, а вместе с ней вернутся и они сами или хотя бы их потомки.
Особо сильно жила эта вера в представителях культурной составляющей российской эмиграции 1920–30-х годов. Они твердо верили, что не покинули Россию, а увезли ее с собой. И что пока территориально родина находится во власти врагов, их задача состоит в том, чтобы сохранить ту самую настоящую Россию, которая существовала до начала гражданской войны. Эта неистовая вера побуждала российскую интеллигенцию в Европе вести активную деятельность. Изо всех сил эти люди и их потомки пытались сохранить российскую культуру, ибо, как удивительно четко сформулировали мыслители Серебряного века (представителями которого, собственно, и являлись российские эмигранты первой волны XX века), не распад государства влечет за собой исчезновение нации, а гибель культуры.
Они считали себя носителями великой миссии – сложной задачи сохранения культурно-национальных ценностей, чтобы потом, однажды, когда советская власть уйдет, вернуться на родину и вернуть все сохраненные ценности, о чем свидетельствуют знаменитые высказывания Д. С. Мережковского: «Мы не в изгнании, мы – в послании» и Р. Гуля: «Мы не покинули Россию, мы унесли ее с собой».
И поскольку язык является одним из основополагающих культурно-национальных элементов, развитию печатного слова была отведена особая роль в деле сохранения и передачи российских культурных ценностей и традиций. Газеты, книги и журналы, в которых печатались такие выдающиеся литераторы, философы, поэты, писатели и журналисты, как И. А. Бунин, Н. А. Бердяев, Д. С. Мережковский, З. Н. Гиппиус, В. Ф. Ходасевич и многие другие, стали самым действенным средством по консолидации российской зарубежной эмиграции начала XX века. Более того, с целью большего распространения своих идей и мыслей российские философы и литераторы создавали огромное количество культурных центров, литературных кружков и салонов (по образцу тех, что были популярны в XIX веке), где читались лекции, трактаты, очерки, литературные рассказы, стихи, романы и поэмы.
В свою очередь литература оказывала сильное влияние и на другие сферы искусства – музыку, сценографию, живопись. Огромную роль в знакомстве Европы с российской культурой сыграл художественный деятель С. П. Дягилев – организатор «Русских сезонов» в Париже и Лондоне. Под вдохновением от музыки таких выдающихся российских композиторов-эмигрантов, как И. Ф. Стравинский, С. В. Рахманинов и многих других, на сценах ведущих европейских балетных и оперных театров ставились «Князь Игорь», «Борис Годунов», «Снегурочка», «Сказка о Царе Салтане», в которых блистали такие звезды российского балета, как С. М. Лифарь, М. Ф. Кшесинская, А. П. Павлова, В. Ф. Нижинский. А русская опера в исполнении Ф. И. Шаляпина на долгие годы стала недосягаемом образцом для европейского оперного искусства.
Во многом в этом едином стремлении сохранить и распространить культуру России вдали от родины черпали вдохновение и талантливейшие российские художники – М. З. Шагал, В. В. Кандинский, Н. К. Рерих.
Как знать, возможно в том, что российская культура сумела пережить непростой советский период своей истории и выжила, во многом заслуга как раз этих представителей первой волны российской эмиграции и их потомков.
Эту высылку «врагов народа» эмигрантские газеты называли «щедрым даром» для российской культуры за рубежом. По мере того как надежда на победу контрреволюционных сил в России все более развеивалась, весь этот огромный пласт культурного наследия дореволюционной России, переживавший на рубеже XIX и XX веков один из самых ярких своих расцветов, благополучно перекочевал и стал оседать в Европе, которая с благодарностью принимала его. Лучшим доказательством этому служит присуждение И. А. Бунину Нобелевской премии по литературе в 1933 году.
Однако российская эмиграция начала XX века не ограничивалась исключительно представителями мира литературы и искусства. Не менее значимой, хоть и менее известной, была ее научная составляющая, представлявшая в то время огромный интерес для европейцев. Особым расположением российские эмигранты первой волны пользовались во Франции, но далеко не потому, что эта страна столь гостеприимна ко всем приезжающим иностранцам. Франция начала XX века, как губка, впитывала уникальные российские знания в области инженерной мысли. Особый интерес для Европы тогда представляло российское кораблестроение, прежде всего в лице гениального инженера-кораблестроителя В. И. Юркевича – создателя самого быстроходного по тем временам трансатлантического лайнера «Нормандия», спущенного на воду на двигателях другого выдающегося российского ученого-эмигранта, изобретателя в области дизелестроения В. П. Аршаулова. Не меньшую заинтересованность проявляли европейцы и к российскому авиастроению, главным образом благодаря выдающемуся таланту И. И. Сикорского, среди заслуг которого – создание первого в мире четырехмоторного самолета «Русский витязь», давшего начало тяжелой авиации и послужившего прототипом к созданию первого в мире пассажирского самолета «Илья Муромец». Другим гениальным авиаконструктором, работавшим на благо французской авиации в эмиграции, был автор проекта самолета с изменяемым размахом крыла И. И. Махонин.
Впрочем США всегда были смекалистей и хитрей Европы в том, что касается распознавания и привлечения к себе блестящих мозгов, поэтому быстро переманили к себе и Юркевича, и Сикорского. После смерти В. И. Юркевича в 1965 году Колумбийский университет США обратился к вдове выдающегося кораблестроителя с просьбой передать его уникальный архив, но, по желанию самого В. И. Юркевича, богатейшее собрание документов по кораблестроению было передано в Центральный Государственный Архив Народного Хозяйства СССР в Москве.
В США же эмигрировали и выдающийся ученый-химик В. Н. Ипатьев, ставший одним из основателей нефтехимии в США; а также один из изобретателей современного телевидения (в частности кинескопа) В. К. Зворыкин. Еще одним талантливым российским ученым, эмигрировавшим после революции во Францию, а впоследствии переманенным в США, был признанный специалист по аэронавтике и гидравлике О. И. Ядов.
И все же Париж оставался в те годы сосредоточением российской научной и инженерной мысли – здесь был создан Парижский союз молодых дипломированных инженеров.
Огромные знания в области аэродинамики подарил Франции основатель первого в мире Аэродинамического института в Подмосковье Д. П. Рябушинский, который, несмотря на широкое признание французского правительства и являясь прославленным доктором наук Сорбонского университета и членом-корреспондентом Французской академии наук, до конца жизни отказывался от французского гражданства, считая себя российским гражданином, и основал в Париже Русское философское общество и Ассоциацию по сохранению русских культурных ценностей за рубежом, а также участвовал в создании Русского высшего института во Франции в 1931 году (просуществовал до 1966 года).
«Отец инженерной механики» С. П. Тимошенко поочередно обогащал, по мере вынужденной постоянной смены места жительства, инженерную науку Югославии, США и ФРГ. В 1957 году Американское общество инженеров-механиков установило почетную награду – медаль имени Степана Тимошенко, вручаемую на ежегодной основе за выдающиеся достижения в области прикладной механики.
Можно только представить, какой бы могла быть наша страна сейчас, если бы все эти таланты в начале XX века остались в России… Вряд ли бы сейчас наши магазины электроники были сплошь завалены телевизорами исключительно японского и корейского производства, штампующими их по американской лицензии.
Во Франции же в 1926 году проходил и Российский зарубежный съезд, председателем которого был избран известный российский экономист, публицист, историк и философ П. Б. Струве, также оказавшийся ненужным новой советской власти. Обучались европейцы у российских эмигрантов и военному делу – у таких известных в то время офицеров, как Н. Н. Головин и М. А. Кедров.
Помимо Парижа, другими крупными центрами сосредоточения российской зарубежной научной мысли были столицы Югославии и Чехословакии, исторически питавшие дружеские чувства к старшим братьям-славянам. В Белграде жили и работали известный профессор-минеролог В. В. Никитин, профессор-физиолог Ю. Н. Вагнер, прославленные юристы В. Ф. Тарановский, Е. В. Спекторский, А. В. Соловьев. Российский врачи, среди которых особую известность сыскал А. Р. Игнатовский, читавший лекции в Праге. Вообще, в первые послереволюционные годы Прага оказала широкую помощь инженерам и профессорам из России: им были предоставлены субсидии и стипендии, было открыто несколько российских учебных заведений, большинство заводов имело определенный процент россиян в качестве рабочих. А возвращаясь в Югославию, стоит вспомнить, что собственно сам город Белград выстроен по плану талантливейших российских проектировщиков и архитекторов во главе с Ю. П. Ковалевским, руководившим всем градостроением Белграда между Первой и Второй мировыми войнами и получившим в 1925 году Гран-при за проект развития города Белграда на Парижской декоративной выставке.
Европа принимала все эти дары с благодарностью, а главное – с уважением.
После Второй мировой войны, по мере нарастающего противостояния Запада и Востока, поток российских эмигрантов на Запад существенно сократился. И если эмигранты первой волны в основном оседали в Европе, поближе к родине, надеясь однажды вернуться, то последующие волны характеризовались все более широкой географией переселения, ибо большинство из них просто спасались бегством от гонений и репрессий, и в такой ситуации чем дальше они уезжали – тем было лучше.
Вторая волна российской эмиграции 1945–49 годов характеризовалась прежде всего не столько переселением из России/СССР, сколько эвакуацией из стран прежнего места жительства, территории которых постепенно занимала Красная Армия. Так, не желавшие оставаться жить по правилам Советов, ранее переселившиеся в страны Восточной Европы россияне теперь уезжали дальше на Запад и селились там в лагерях «для перемещенных лиц» на территории Италии, Австрии и Германии, где хозяйничали английские и американские вооруженные силы. То же самое происходило и на Востоке: спасаясь от наступления «дружественной» китайской Красной армии, эмигранты первой волны уезжали дальше на Восток – главным образом в США, и Австралию.
Третья волна российской/советской эмиграции на Запад приходится на 1970–80 годы. Гонимые партийными преследователями «эпохи застоя», уезжали или были высланы,  теперь уже почти в основном – в США, такие выдающиеся ученые, философы, художники, поэты, писатели, публицисты и журналисты, как А. И. Солженицын, И. А. Бродский, С. Д. Довлатов, И. М. Ефимов, М. М. Шемякин.
И опять-таки лучшим доказательством признания российского/советского гения на Западе было присуждение Нобелевских премий А. Д. Сахарову в 1975 году, А. И. Солженицыну в 1970 году и И. А. Бродскому в 1987 году.
Кроме того, в конце XX века Запад заинтересовала еще одна область, где СССР был сильнее его – это спорт. В рамках этой третьей волны на Запад уехали десятки талантливейших советских тренеров. Так, советская школа фигурного катания долгое время была лучшей в мире, доказательством чему служат результаты Олимпиад, чемпионатов Европы и мира. Такие выдающиеся специалисты, как И. К. Роднина, Т. А. Тарасова, И. Шпильбанд и М. Зуева, Н. Морозов, Н. Линичук и Г. Карпоносов, Е. Платов и А. Крылова воспитали не один десяток золотых, серебряных и бронзовых призеров за границей, а именно: в США, Канаде, Китае, Японии, Франции, Италии и Великобритании. И в результате – они теперь собирают медали, а собственно российские спортсмены все реже и реже стали подниматься на пьедестал почета. Другим олимпийским видом спорта, в котором наши тренеры также были и остаются нарасхват, является спортивная гимнастика. Впрочем, здесь в последнее время удалось предпринять ряд шагов по возвращению наших тренеров обратно в Россию: вернулись А. Александров и О. Остапенко. Но это пока что еще только капля в море. Десятки выдающихся советских/российских тренеров продолжают работать за границей.
Многие называют их «перебежчиками» и обвиняют в непатриотичности. Но дело здесь далеко не в отсутствии патриотизма, а в плохих условиях труда и скудной зарплате, которые и по сей день предлагает тренерам наша страна и которые не идут ни в какое сравнение с тем, что предлагается им за границей.
К сожалению, не все эти российские эмигранты и их потомки сумели сохранить любовь к своей исторической Родине и пронести ее через все испытания и трудности, с которыми им пришлось столкнуться. А некоторые и не испытывали особых трудностей, просто предпочли полностью ассимилироваться и побыстрее ассимилировать своих детей. Есть немало и таких, которые, что называется, «отсиделись за границей», а сейчас вернулись, предъявляя к современному российскому правительству разного рода претензии – о возврате имущества и т. п. Но среди представителей классической российской эмиграции есть и те, кем Россия может по праву гордиться, считая их своими соотечественниками. Это честные, благородные люди, пронесшие через весь период своей эмиграции любовь и глубокое уважение к своей Родине и сумевшие привить эти качества своим потомкам.  
Одним из самых ярких примеров и достойнейших представителей российского зарубежья является князь Димитрий Романович Романов – внучатый племянник императора Николая II, проживающий сейчас в Дании. Д. Р. Романов родился в 1926 году во Франции, куда его семья иммигрировала после революции. Вместе с семьей переехал сначала в Италию, где учился в школе, а затем уехал работать в Египет, где прожил 8 лет. После вернулся обратно в Италию,  а затем, в 1960 году, вместе с первой супругой переехал на постоянное место жительства в Копенгаген. В настоящее время Д. Р. Романов на пенсии, но он не сидит сложа руки. Основное время он посвящает написанию книг и … служению Родине, как бы пафосно здесь это ни прозвучало. В 1991 году в Париже встретились семь братьев Романовых и приняли решение создать благотворительный Фонд, который так и назвали «Романовы для России», основную долю взносов в котором составляют средства от проведения «Русского бала в Лондоне». Кроме того, в 2006 году Д. Р. Романов создал в Москве еще один фонд – «Благотворительный Фонд Князя Димитрия Романова», главные получатели которого – дети-сироты с физическими недостатками. А чтобы помощь была конкретна, всегда делается предварительный сбор данных о больных детях и о выбранном детском учреждении, после чего князь Романов лично едет туда с благотворительной миссией. Часть гуманитарной помощи (например слуховые аппараты высокого качества датской фирмы «Отикон») традиционно направляются ветеранам Великой Отечественной войны.  
Коснувшись такой темы, как Великая Отечественная война, нельзя не упомянуть о тех тысячах советских воинов, сложивших голову вдали от родины, освобождая европейские страны от нацистских захватчиков. Конечно, их сложно назвать соотечественниками в классическом понимании этого слова, но по сути они являются таковыми, и забывать о них нельзя. И большинство европейцев, не в пример отдельным балтийским странам – бывшим республикам СССР, и по сей день испытывают благодарность и чтут память погибших советских солдат. Кроме того, как ни печально вспоминать об этом, но именно советские военнопленные, содержащиеся в лагерях, внесли большой вклад в строительство инфраструктуры многих европейских стран (так как в середине 1950-х годов далеко не вся Европа была еще высоко модернизирована). Так, например, в Норвегии, около 100 тысяч советских военнопленных строили фортификационные сооружения, прокладывали в горных массивах автомобильные и железные дороги, работали в рудниках и шахтах, брошенные на эти тяжелые работы в целях реализации грандиозного плана Гитлера по строительству Северной железной дороги (Норландсбаден). Из-за того что лагеря то объединялись, то расформировывались и военнопленных пересылали из одного лагеря в другой, точное количество советских граждан, находившихся в то время на территории Норвегии, установить невозможно. Около 15 тысяч человек погибли из-за крайне тяжелых условий труда, жестокого обращения, голода и холода, а также утонули во время перевозки морским транспортом вдоль побережья Норвегии. Репатриация оставшихся в живых граждан СССР началась в 1945 году. Всего из немецкого плена в Норвегии на родину вернулись около 85 тысяч наших соотечественников. Однако не были забыты и те, кто сложил голову в этой северной стране в борьбе за всеобщую победу над фашизмом. К концу войны по всей стране насчитывалось около 250 тысяч мест захоронений, значительная часть из которых не была зарегистрирована. Их находили простые норвежцы по памяти. Регистрация захоронений производилась по записям в церковных книгах, документам коммун, а также свидетельств норвежцев и оставшихся в живых советских военнопленных. По данным Министерства культуры и по делам церкви Норвегии, всего в фашистских лагерях на норвежской территории в период с 1941 по 1945 годы погибли и преданы земле 12678 советских военнопленных, около 2400 погибли во время морских перевозок вдоль побережья страны. До сих пор известны имена лишь небольшого количества советских людей, погибших в Норвегии, захоронения 9168 человек по-прежнему остаются безымянными.
Норвегия, конечно, не единственная страна, где сложили голову тысячи наших бойцов, но мало где еще в Европе могилы советских солдат оберегаются с такой заботой и любовью, как в Норвегии. В 1951 году норвежское правительство приняло решение возложить на местные власти обустройство и поддержание в порядке могил советских граждан с покрытием расходов за счет госбюджета. В настоящее время на территории Норвегии находятся 63 места захоронения советских военнопленных, из которых главным является захоронение на о. Тьетта, Северная Норвегия.
В настоящее время норвежское правительство покрывает все расходы по поддержанию захоронений советских военнопленных в хорошем состоянии, а также ведет постоянную работу по уточнению и дополнению поименных списков иностранных граждан, захороненных на территории Норвегии во время Второй мировой войны. На местах тех захоронений, с которых останки советских граждан были перенесены, установлены памятные обелиски со словами благодарности советским воинам от норвежского народа. Ежегодно в мае по всей стране проводятся церемонии возложения венков к памятникам и местам захоронений советских солдат. В Осло эта церемония проводится 9 мая.
О героическом подвиге наших солдат именно в Норвегии существует немало упоминаний и в советской художественной литературе, взять хотя бы знаменитый роман советского писателя Анатолия Иванова «Вечный Зов», по которому был снят одноименный телесериал. Помните, как героиня Ады Роговцевой Анна после войны получает письмо из Норвегии, где после концлагеря воевал и погиб ее сын Семен, после чего она вместе со своим младшим сыном Дмитрием отправляется в Норвегию посетить могилу сына.
Мемориал в честь погибших советских солдат и офицеров есть и в столице Австрии Вене, на площади Шварценбергплатц, открытый еще в 1945 году. В 1990-е годы в Австрии всерьез обсуждался вопрос о сносе этого памятника, но большинство простых граждан и политиков Вены высказалось против этого. Вместо этого памятник прошел очередную реконструкцию и был вновь открыт 23 июня 2009 года, как раз когда в Вене с рабочим визитом находился министр иностранных дел России С. В. Лавров, который, выступив перед собравшимися, поблагодарил австрийское правительство за безукоризненное выполнение международных обязательств по сохранению советских захоронений и памятников. По данным посольства России в Австрии, на территории страны находится 258 кладбищ, братских могил и отдельных захоронений военнослужащих, граждан СССР и России, погибших в годы наполеоновских, Первой и Второй мировых войн; три воинских мемориала; более 300 монументов и памятников разных времен; около 56 тысяч различных надгробных плит, памятных и мемориальных досок. И о достойном сохранении всех этих памятников несет заботу Австрийское правительство.
Это только отдельные примеры того, как европейские власти, несмотря на полувековое противостояние, несмотря на все политические и социально-экономические потрясения, сохраняют уважение к российскому следу в их истории, на фоне чего так резко выделяется недостойное обращение к России правительств ряда бывших советских республик, где оскверняются памятники истории.
Так, на протяжении XX века, до 1990-х годов, поток российских/советских эмигрантов в Европу все более сокращался, однако был представлен людьми образованными, интеллигентными, а потому не вызывавшими особого неприятия у европейцев.
И вдруг все изменилось…
Когда железный занавес наконец рухнул, а вместе с ним и навязываемое на протяжении почти целого столетия представление о разделе мира на два враждующих лагеря, Европа вдруг увидела других выходцев из России, вернее сказать, выходцев из СССР … Увидела и испугалась…
За годы советской власти наш человек успел привыкнуть к второсортному сервису и невежливому обращению, поэтому, выезжая сейчас, например, куда-нибудь на Украину, где нет-нет, да услышишь-таки нелицеприятное «москали», мы не удивляемся и не расстраиваемся, а лишь слегка ухмыляемся. Не вызывает удивления, хоть и оставляет немного неприятное впечатление тот факт, что в отдельных странах СНГ теперь при виде русского человека, зачастую притворяются, что напрочь позабыли даже как будет «Добрый день!» по-русски.
Но вот, скажем, где-нибудь во Франции или Швеции никто нас «москалями» не называет и не притворяется, что не понимает, о чем его спрашивают, – они действительно не понимают! Здесь при встрече нам будут неизменно улыбаться светящейся лучезарной улыбкой, какой каждый европеец с малолетства привык встречать собеседника. Однако даже простодушный в целом советский народ с самого начала не принимал эту улыбку за чистую монету, добавляя к ней существенную долю здорового скепсиса. А причина этого скепсиса кроется в понимании того, что не очень-то рады были в Европе этой новой волне бывших советских туристов и тем более эмигрантов. Естественный вопрос «Почему?» сложен и многозначен, и, наверное, главный ответ на него и заключается как раз в том, что Европа испугалась.
Действительно, почему вдруг европейцы стали столь настороженно к нам относиться после всех многовековых политических, социально-экономических и культурных связей, после того, как мы их спасали то от Чингисхана, то от Наполеона, то от Гитлера. Почему вдруг любезное отношение к представителям прежних волн российской эмиграции сменилось, мягко говоря, настороженностью.
Наверное, потому, что после распада СССР в Европу поехали уже не российские, а именно советские мигранты, которых Европа до этого не видела и не знала, а потому при встрече испугалась. Непознанное всегда вызывает некий страх. Ведь для европейцев Россия/СССР тоже была закрытым регионом, их тоже пытались научить враждовать с нами и сторониться нас. Жадно проглотивши тот кладезь талантов и знаний, который привозили с собой прежние российские эмигранты, европейцы предпочли забыть об их происхождении и постепенно стали воспринимать их как составную часть единой общеевропейской культуры – так удобнее. Саму же страну Россию они постепенно стали ассоциировать исключительно с советским периодом ее истории, что очень обидно, хотя и вполне объяснимо – даже название страны звучало не Россия, а СССР. Так, за столетие советского режима Россия/СССР превратилась для европейцев из некогда более или менее знакомой страны в непознанную, которую они только сейчас начинают для себя заново открывать. Правда, делают они это крайне медленно и очень настороженно. Если после распада СССР советский турист и эмигрант успел объехать весь мир, вызвав сначала страх, недоумение и даже насмешку, а затем, постепенно, – внимание и уважение, и сейчас превращается обратно в туриста и эмигранта российского, то средний европеец все еще живет представлениями времен чуть ли не холодной войны. Если это и преувеличение, то небольшое. Ведь как это ни удивительно, но до сих пор, спустя 20 лет (!), решившемуся на поездку в Россию иностранцу интереснее посетить мавзолей, чем Оружейную палату, а в качестве сувениров они гораздо охотнее покупают металлические статуэтки Ленина и Сталина за 500 евро (!), чем расписные русские матрешки (которые в большинстве своем стоят дешевле).
Между прежними российскими эмигрантами и новыми советскими действительно существует колоссальная разница, но европейцу эту разницу понять сложно. Сложно, потому что в его стране не было столько гражданских войн за одно только столетие, у них не проводились массовые истребления ни в чем не повинных людей, не пытались искоренить самое святое – религию и насадить заведомо утопический строй, который не только не вывел государство в светлое будущее, как обещали, но завел в такое состояние, из которого мы, видимо, еще долго будем выбираться. Но можно ли нас в этом винить?
Европейцу все это понять сложно, а потому он делает выводы из того, что видит. А увидел он в конце XX века дорвавшихся наконец до свободы людей, которые, получив долгожданную возможность передвижения, первым делом отправились в Европу – ибо любовь к этому региону сидит у россиян в генах. Русские любят Европу. Любят давно, страстно и беззаветно. Эту любовь не смогли убить годы этакой «опалы», когда Европу, как и весь остальной мир, оказавшийся по ту сторону баррикад, закрыли для нас. Исконно дружеский нам регион превратился вдруг во вражеский, а все строившиеся столетиями связи стали рассматриваться как нечто чужеродное и вовсе нам не нужное. И Европа действительно стала восприниматься как нечто заоблачное и почти недосягаемое, но все равно почему-то (действительно, почему же?) манящее.
И поначалу европейцев раздражало в наших новых эмигрантах буквально все: начиная от манеры одеваться и заканчивая шумными дебошами, которые устраивали наши за рубежом. И действительно, если разобраться, в конце XX века бывших советских граждан – теперь уже снова россиян – в Европе можно было узнать, еще даже не вступив с ними в разговор, и именно по манере одеваться. В неистовом стремлении стать похожими на европейцев, мы неизменно перебарщивали и… зачастую выглядели нелепо. Чего уж тут обижаться. Впрочем, даже если кто-то и проходил этот «дресс-код», оставшись «нерассекреченным», его тут же вычисляли, так сказать, на следующем этапе – потому что в те времена большинство наших сограждан не могли и двух слов связать по-английски.
Но опять-таки, европеец почему-то не хотел задуматься над тем, что неумение модно одеваться и незнание иностранных языков приезжавших к ним новых россиян (что так отличало их от первых волн российской эмиграции) исходили вовсе не от того, что в XX веке народ России вдруг резко отупел и перестал интересоваться модой, а от того, что и мода, и языки, и многое другое были в СССР почти что под запретом. Но запрет снят, и мы вновь потянулись и к моде, и к изучению иностранных языков.
Но главное – это не только и не столько знание иностранных языков. Главное – это способность гордиться своим родным языком, как некогда гордились им наши предки. Ведь еще одной, довольно яркой отличительной чертой новых россиян в 1990-х и даже еще в начале 2000-х было необъяснимое, не весть откуда появлявшееся русофобство по отношению к своим же соотечественникам, встреченным за границей (именно за границей). Выражалось это главным образом в притворстве непонимания русской речи, провоцируемое все тем же желанием во что бы то ни стало не выдать своего происхождения и быть похожим на европейца. И вот это, учитывая факт незнания иностранных языков, выглядело действительно нелепо.
Нелепо, и более того – страшно: нашего человека кто-то научил стыдиться языка Пушкина, Толстого и Достоевского, языка, на котором еще меньше столетия назад читались научные и искусствоведческие лекции, собиравшие полные залы представителей мировой интеллигенции и неизменно срывавшие бурные овации! Потому-то так важно сейчас возродить любовь и уважение к своему родному, русскому языку, что не мешает параллельному изучению языков иностранных, необходимых для международного общения.
Вероятно, в попытке «защититься» от этих чужих и непонятных новых российских эмигрантов Европа водрузила целый ряд бюрократических препонов, которые теперь приходится преодолевать нашим соотечественникам в некогда благосклонных  к нам государствах. Сегодняшним россиянам за рубежом приходится сталкиваться с такими вопросами, как непризнание российских дипломов, сложности в организации русских детских садов и школ или в устройстве детей в местные садики/школы, получение вида на жительство и гражданства. Как уже упоминалось, за последнее время правительство Российской Федерации активизировало деятельность по направлению оказания помощи нашим соотечественникам за рубежом. Но все же большая заслуга в этом самих соотечественников и создаваемых ими организациях. Почувствовав все возрастающую поддержку России за своей спиной, у многочисленных организаций, кружков, обществ и клубов российских соотечественников за рубежом, долгое время существовавших «в тени», вдруг открылось второе дыхание: они поняли, что нужны, что их деятельность не пропадает зря. Ведь всегда работается охотнее, если знаешь, что твоя работа кому-то действительно нужна. Поэтому сейчас ими организуется все большее количество семинаров, тематических вечеров, традиционных русских праздников, фестивалей, новогодних и рождественских встреч, музыкальных и литературных мероприятий, главной целью которых является распространение знаний о русской культуре, истории и традициях. Чтобы Европа не боялась, а, как прежде, любила и уважала Россию и интересовалась ее историей и культурой.
Чем же так притягательна для наших Европа? Безусловно, россияне едут туда за теплом, уютом, комфортом и безопасностью – то есть за тем, чего у себя на родине, прямо скажем, хватает не всем. И в целом это, в общем-то, правда. Хоть эти страны и не родные, но жизнь в Европе намного уютней и комфортней. И ради этого комфорта наши соотечественники научились преодолевать разного рода трудности, поджидающие любого, кто решил сменить место жительства и переселиться в другую страну.
Вообще, люди, решившиеся на эмиграцию, – это люди, обладающие огромным мужеством. Желание обустраивать свою жизнь совершенно в иной социально-экономической среде требует огромной решительности, упорства и труда. Масштаб бюрократии в России хорошо известен каждому россиянину. Но задумывались ли мы, насколько больше бумажек нужно собрать нашим соотечественникам за рубежом, все время при этом общаясь на чужом языке (!), чтобы получить тот же вид на жительство/гражданство – ведь именно это есть основа уверенности, ибо без этого невозможно ни официально устроиться на работу, ни претендовать на какие-либо социальные гарантии, не говоря уже о политических правах. И тем не менее люди преодолевают социальные и бытовые трудности, учат язык и каким-то образом устраиваются там жить, и устраиваются весьма неплохо.
Но россияне едут туда не только для того, чтобы «брать», но, как это не покажется на первый взгляд странным, и многое «дать» Европе. Что же они могут дать?
Когда россияне получили свободу передвижения и двинулись в Европу, испугавшиеся европейцы задались естественным вопросом: с чем приедут эти новые российские эмигранты? Если раньше русские везли в Европу свои знания и произведения искусства, что они повезут теперь? Или приедут на танках и ракетах?
Приедут, но не на танках. И есть что привезти. Речь здесь, конечно, пойдет не о российских олигархах, которые шокировали и продолжают шокировать европейцев количеством денег, которые они тратят, например, во время отдыха в пресловутом Куршевеле. Хотелось бы поговорить о чем-то более достойном, что могут подарить Европе россияне, и прежде всего стоит вспомнить о том, что в России на сегодняшний день существует гораздо более высокий уровень образования: наши школьники в 8 классе проходят примерно тот же материал, что их школьники в 10-м, и российская молодежь по своему интеллектуальному развитию опережает своих западных сверстников. Секрет заключается, главным образом, в фундаментальном подходе российской  системы образования, отличающем ее от прикладного характера образовательных систем США и Европы, нацеленных в основном на подготовку специалистов узкого профиля. Так, согласно данным одного из самых представительных исследований в области качества образования PIRLS, проводимого Международной ассоциацией по оценке учебных достижений IEA один раз в 5 лет (начиная с 2001 года) на основе тестирования учащихся начальных школ в ряде стран мира, Россия в 2006 году заняла 1 место из 40 стран, принявших участие в исследовании. Второе и третье места заняли соответственно Гонконг и Сингапур, и только потом идут страны Европы. Организация IEA спланировала следующее такое исследование, и хочется надеется, что несмотря на все социально-экономические потрясения, положительная динамика сохранится, ведь еще в 2001 году Россия занимала только 12 место в этом рейтинге из 35 стран-участниц.
По мере того как школьники становятся студентами, а затем – и выпускниками вузов, растет общий уровень владения россиян английским языком, так как он уже давно является обязательным предметом в большинстве учебных заведений страны. Учат английский и другие иностранные языки и давно закончившие школы и институты люди, хотя, конечно, общая картина здесь пока не столь радужна. Очевиден также тот факт, что люди, владеющие иностранными языками, проживают в основном в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах, откуда процент мигрирующих в общем-то невелик. Впрочем, благодаря все той же качественной образовательной базе, заложенной еще в школе, современные российские эмигранты, приезжая в Европу даже без знания языка страны проживания, в целом легко и быстро его осваивают.
Успешно осваивают россияне, переехавшие на постоянное место жительства в Европу, и европейскую систему труда: россиянину сейчас гораздо легче научиться работать по западной схеме, чем наоборот, европейцу в России.
Так, постепенно, к началу 2010-х годов российские соотечественники, находясь и проживая за рубежом, уже не столь сильно отличаются от европейцев как ранее – ни по одежде, ни по манере общения и поведению. Более того, современные российские эмигранты  приспосабливаются к европейскому образу жизни гораздо легче, чем, скажем, арабы и индусы, численность которых в Европе сейчас крайне высока.
Россияне составляют с Европой одно христианское ядро, и в настоящий момент, когда после столетнего преследования советской властью религия в России возрождается, Христианская Вера, которую несут в своей душе россияне, сейчас гораздо сильнее, чем в Европе. Европе Веры сейчас не хватает. А потому Европе нужна Россия, нужны россияне и их Вера, которая сейчас, на фоне заново отстраивающихся храмов и церквей, становится сильнее день ото дня. Москва – третий Рим. Конечно, Россия – это светское государство, и ее Конституция гарантирует свободу вероисповедания, ввиду чего по своей конфессиональной принадлежности российское население представлено всеми религиями мира. Но поскольку русские составляют 80% населения страны, то и православное Христианство является доминирующей религией в России. Вообще, несмотря на отдельные деградирующие элементы, моральные устои и принципы все же живут в России гораздо сильнее, чем в Европе, где под соусом этакой всеобщей терпимости подается легализация наркотиков, проституции и гей-парадов. Европе нужна Россия, нужно «воплощение красоты и мудрости» – как раньше, при Ярославе Мудром. Несмотря на все политические и социально-экономические катаклизмы, свалившиеся на нашу страну, в россиянах, и в том числе и в российских эмигрантах, осталось больше света, что ли. А все живое тянется на свет.
Так, по мере того как советский турист и эмигрант снова превращается в российского, Европа постепенно начинает узнавать в нем того российского эмигранта, которого знала до гражданской войны и революции в России, и которого принимала с распростертыми объятиями потому, что россиянам было что дать Европе. Есть и сейчас.
Спустя два десятилетия после распада СССР, россияне научились жить в Европе по-европейски, прежде всего перестав шокировать своих соседей и начав завоевывать уважение к себе. Причем научились этому уже так хорошо, что появляются сомнения в том, а сохранят ли они вообще свою идентичность или полностью ассимилируются, что совсем не на руку Российскому государству. Российскому государству нужна надежная опора в лице наших соотечественников за рубежом, нужно, чтобы многочисленная российская, в том числе и европейская община, превратилась в структурированную диаспору, которая бы стала достойным представителем нашей страны за рубежом. 

Лидия Полухина

Наверх

для просмотра всех выпусков журнала щелкните здесь

Шире круг N1 2016

Шире круг N2 2016

Шире круг N3 2016

Шире круг N6 2015

Шире круг N5 2015

Шире круг N4 2015

Шире круг N3 2015

Шире круг N2 2015

Шире круг N1 2015

Шире круг N6 2014

Шире круг N5 2014

Шире круг N4 2014

Шире круг N3 2014

Шире круг N2 2014

Шире круг N1 2014

Шире круг N6 2013

Шире круг N5 2013

Шире круг N4 2013

Шире круг N3 2013

Шире круг N2 2013

Шире круг N1 2013